ПРОИЗВЕДЕНИЯ ВОСПОМИНАНИЯ О ДОБУЖИНСКОМ ФОТОАЛЬБОМ

О Добужинском. Статьи, критика, воспоминания

Г. И. Чугунов. М. В. ДОБУЖИНСКИЙ. МОНОГРАФИЯ

Введение

 

7

 

Творчество Мстислава Валериановича Добужинского нередко вызывало интерес в русском и советском искусствоведении. В первые два десятилетия нашего века печать по обыкновению отмечала выдающиеся достижения художника в книжной графике, станковой акварели, сценографии. О Добужинском писали многие, среди них такие крупные представители русской искусствоведческой мысли, как А. Н. Бенуа, A. В. Луначарский, Н. Н. Врангель, Н. Н. Евреинов, С. К. Маковский, П. П. Муратов, Н. Э. Радлов. То были главным образом статьи, иногда посвященные графическому или театральному творчеству художника, иногда — его отдельному произведению. В них можно найти тонкие наблюдения, верные заключения, но там нет и намека на обобщение художественной деятельности Добужинского в различных сферах искусства. Пожалуй, только в статье Врангеля, опубликованной в «Аполлоне» в 1911 году, сделана попытка объединения станкового искусства и книжной графики, но без четко поставленной задачи и каких-либо существенных соображений по этому поводу. Гораздо более значительными являются искусствоведческие труды, изданные после Октябрьской революции, — статьи B. В. Воинова, Г. К. Лукомского, Л. Розенталя, А. А. Сидорова, А. А. Федорова-Давыдова и особенно книги Э. Ф. Голлербаха «Рисунки М. Добужинского» и С. К. Маковского «Графика М. В. Добужинского», а также вступительная статья С. П. Яремича к альбому автолитографий Добужинского «Петербург в 1921 году». Все они представляют собою интересные исследования, без которых нельзя обойтись при изучении творчества художника, но затрагивают лишь отдельные стороны его творческой деятельности и не претендуют на ее обобщение.

С середины 1920-х годов отношение к Добужинскому стало меняться; театральные спектакли, оформленные им, со временем сошли со сцены, а среди иных его произведений оказалась доступной, в основном, лишь книжная графика; литература о художнике также, по существу, ограничивалась рассказами о рисунке и графике. Его городские пейзажи и сценография постепенно оказались полузабытыми. Все это и способствовало изменению отношения к творчеству художника. Так, уже к 1940-м годам сложился ошибочный взгляд на творчество Добужинского, которого стали считать главным образом книжным графиком. А между тем, начиная с середины 1920-х годов, характер творчества художника весьма существенно изменился. Он не мог с прежней интенсивностью заниматься станковым искусством и книжной графикой и вынужден был стать в основном театральным художником.

В 1960-х годах в советском искусствоведении вновь усилился интерес к творчеству Добужинского.

В начале 1966 года была организована выставка его работ в Научно-исследовательском музее Академии художеств СССР, на которой были представлены станковые, книжные и театральные работы художника. Тогда же в советской печати начинают появляться статьи о творчестве Добужинского. Особенно нужно отметить статью В. Н. Петрова о «Мире искусства», помещенную в первой книге десятого тома «Истории русского искусства», где, в сущности, впервые была дана убедительная характеристика творчества Добужинского 1900—1910-х годов. В следующее десятилетие внимание советской искусствоведческой мысли к его художественной деятельности неуклонно возрастало. В конце 1975 года в Государственной Третьяковской галерее была открыта выставка произведений художника, собранная из многих музеев и частных собраний нашей страны. В советской печати появился ряд исследований о русской книжной графике и сценографии начала XX века, а также деятельности «Мира искусства», в которых весьма значительная роль отводилась Добужинскому. В некоторых работах, например, в книге М. В. Давыдовой «Очерки истории русского театрально-декорационного искусства XVIII—начала XX в.» творчество Добужинского в театре оценивается как выдающееся явление в русском искусстве, оказавшее сильное влияние на развитие советской сценографии. Подобную оценку деятельности Добужинского можно найти в книгах Н. П. Лапшиной, В. Н. Петрова, О. И. Подобедовой, А. А. Сидорова, А. А. Федорова-Давыдова, а также в сборниках «Русская художественная культура конца XIX — начала XX века». В большинстве трудов авторы продолжали акцентировать графическую деятельность Добужинского на материале его творчества первой четверти XX века, в значительной степени сохраняя ошибочность представления о художнике. Кроме того, задачи, стоявшие перед ис-

 

8

 

следователями, не позволяли сделать какие-либо обобщения творческой деятельности художника.

Зарубежная печать столь же односторонне рассматривала творчество Добужинского, однако, в отличие от нашей, она акцентировала театральное искусство, почти полностью игнорируя его станковые работы и книжную графику. Несмотря на обширность зарубежной библиографии о художнике, в ней нет крупных работ. В большинстве случаев это краткий рассказ о творчестве Добужинского в изданиях, посвященных русскому искусству. За все годы, прожитые художником за границей, не вышло ни одной книги о его творчестве. Даже статей, целиком посвященных его искусству, за тридцать лет с лишним появилось поразительно мало (четыре в английской периодике, две — в немецкой и одна — во французской). И хотя о Добужинском писали такие известные деятели искусства, как Д. Лейвер, М. Осбори, А. Н. Бенуа, А. Хаскел, С. Бомонт, Н. Н. Евреинов, Т. Талбот-Райс, Г. Баланчин, их работы сводились к беглому рассказу о его деятельности или к анализу театральных произведений.

Итак, ни в русской и советской, ни в иностранной искусствоведческой литературе нельзя найти правильного представления о многогранной деятельности художника. Данная монография является первым опытом обобщения творческого наследия Добужинского периода его деятельности в России и Литве и должна способствовать созданию верного взгляда на его искусство.

Продолжительная работа позволила автору собрать значительный материал о жизни и творчестве художника.

Кроме центральных музеев, произведения Добужинского находятся во многих периферийных. В некоторых из них даже не знали о существовании в их фондах работ Добужинского, в других многие работы не были атрибутированы. Еще бо́льшая путаница характерна для частных собраний.

Огромное значение для работы имело «открытие» в значительной степени сохранившегося архива Добужинского в Каунасе (в настоящее время он находится в Вильнюсе), где, кроме обширного рукописного материала (писем, дневников, документов), находятся десятки произведений (книжная графика, театральные эскизы, станковые работы, эскизы монументальных росписей).

Не меньшее значение имели сотни эскизов декораций, костюмов и бутафории, находившихся в библиотеке Государственного академического театра оперы и балета Литовской ССР (теперь большинство из них — в музее Литовского Театрального общества) и использовавшиеся художниками этого театра как подсобный материал. Значительная часть работ Добужинского (произведения и рукописи) была найдена в частных собраниях Каунаса, Вильнюса и Риги, у знакомых и бывших сотрудников Добужинского. Весьма важными оказались рукописные материалы художника, хранившиеся у В. Н. Петрова и переданные им автору монографии.

Неоценимым материалом послужили воспоминания Добужинского о годах его учения в Мюнхене, о «Мире искусства», о работе в Московском Художественном театре и театре В. Ф. Комиссаржевской и другие.

Большую помощь в работе оказали автору этой книги деятели русской и литовской культуры писатели К. И. Чуковский и Е. Н. Верейская, художники Г. С. Верейский, В. А. Милашевский, В. И. Шухаев, Л. Труйкис, С. Ушинскас, Р. Криницкас, К. Шимонис, артисты К. А. Аленева, М. И. Бриан, Н. Н. Бромлей, Л. М. Коренева, Г. М. Мичурин, А. Кучингис, Ю. Лауцис, режиссеры П. Олека, А. Суткус, A. Стумбрас, искусствоведы А. А. Сидоров, B. Н. Петров, П. Галауне, В. Н. Кулешова, К. К. Алексеева, музыкант Е. А. Окулич-Казарина и жена литовского поэта Л. Гиры Б. Гирене, а также представители западноевропейского художественного мира балерина Т. П. Карсавина, дирижер и композитор Л. Коллингвуд, балерина и хореограф М. Рамбер, искусствовед и театровед А. Хаскел, балетный критик В. Франс и дочь А. Н. Бенуа А. А. Бенуа-Черкесова.

Наиболее значительную помощь автору монографии оказали сыновья художника — Всеволод Мстиславович Добужинский и Ростислав Мстиславович Добужинский. Ростислав Мстиславович предоставил громадный материал: диапозитивы, фотографии, книги, каталоги, воспоминания М. В. Добужинского, его произведения и много ценнейших фактических сведений.

 

Источник: Г. И. Чугунов. М. В. Добужинский. Монография. – Л.: Художник РСФСР, 1984. – 300 с., ил.